Дело Макарова в вопросах и ответах - верхний пост
delo_makarova

1.Что такое дело Макарова?


Это уголовное дело, заведенное на Владимира Макарова по обвинению в насильственных действиях сексуального характера в отношении своей дочери. Девочка упала дома со шведской стенки, была госпитализирована. В больнице был взят анализ мочи, чтобы исключить травму почек. В анализах, первый из которых был взят в обыкновенное судно из больничного туалета, якобы были обнаружены мертвые сперматозоиды. Многочисленные последующие анализы и экспертизы исключают наличие мужского генетического материала в организме девочки. Характерных физических повреждений также не обнаружено. Сама девочка, которой уже исполнилось 9 лет, уверенно отрицает то, в чем обвиняют ее отца.


Несмотря на запутанность дела и неубедительность доказательной базы, противоречия выводов, к которым пришли эксперты, следствие проигнорировало результаты независимых экспертиз и экспертиз высшего уровня. Владимир был признан виновным и приговорен к 13 годам строгого режима. 29 ноября кассационный суд пересмотрел дело и переквалифицировал его на ч.3 ст. 135 (развратные действия), срок наказанаия сократили до 5 лет.



Read more...Collapse )

"Новая газета": «Когда руководство дает какие-то планы, указания…»
delo_makarova
Берегитесь. В 2013 году педофилы, видимо, снова будут окружать нас пачками, как и все три года непрекращающейся государственной кампании по борьбе с ними, инициированной когда-то Госдумой и бывшим президентом Медведевым. Во всяком случае, наряду с реальными ублюдками, гонениям продолжают подвергаться люди по сомнительным обвинениям со стороны бывших жен, любовниц, сожительниц (чего стоит одно дело блоггера Адагамова), строптивых мамаш, зацикленных на идее о том, что их чадо должно быть самым лучшим (дело педагога музыки Рябова), детских врачей, ошибочно обнаруживающих в моче ребенка мужской био-материал (дело Макарова).
http://www.novayagazeta.ru/inquests/56314.html

Комментарий психолога на статью МК
delo_makarova
Сегодня в "Дело Макарова" пришло письмо от анонимного психолога, который дает равернутый комментарий на недавнюю статью "Московского комсомольца" c упоминанием дела Макарова (http://www.mk.ru/daily/newspaper/interview/2012/12/07/784592-pust-mama-uslyishit.html). Т.к. присланный текст отличается профессионализмом и представляет интерес, приводим его полностью.

"Женщина, описавшая в интервью свою историю, травмирована собственной ситуацией, поэтому мнение ее субъективно и односторонне. Чаще всего ребенок не рассказывает о том, что переживает в связи с испытываемым сексуальным злоупотреблением, в тех случаях, когда между ним и матерью нет близких теплых доверительных отношений, а общение кратковременно и дистанцированно.
По-видимому, это было свойственно и для отношений между матерью и дочерью в описанной истории. Почему дочь могла поверить словам отчима о том, что мать «все знает» и не спросить об этом у самой матери? Почему отчиму удалось создать у девочки негативный образ матери, и она приняла его без сопротивления? Почему впоследствии девочка смогла рассказать все посторонней женщине и попросить у нее защиты, убедив и ее в том, что мать – «монстр, который все знает и молчит»? Почему дочь ожидала, что в случае раскрытия правды мать будет «орать и обвинять»? Вероятно, на основе уже имевшегося у нее опыта такого общения. Неужели в течение 5 лет, когда ребенок был жертвой сексуального насилия, мать не видела никаких признаков внутреннего неблагополучия своего ребенка? Нет, она их видела – «небольшие невротические проявления» - но не считала чем-то «из ряда вон выходящим», не пыталась выяснить и ликвидировать их истинную причину. После раскрытия действительной картины происходящего мать устранила отчима из семьи, но лишь по прошествии года решила юридически защитить свою дочь и подала заявление в прокуратуру. При этом дочь, по описаниям матери, «дико боялась» отчима.
В статье обращает на себя внимание то, что мать говорит, прежде всего, о себе – это ее «трагедия», это ей было «больно, стыдно, страшно». О том, что переживала и чувствовала дочь, читатель если и узнает, то очень скупо.
В интервью выделяется упоминание о "деле Макарова", которое автор статьи хочет показать некой аналогией с описываемой ситуацией. Мать, названная корреспондентом Татьяной, заявляет, что в рисунках ее дочери «оказалось много фаллических символов и проявлений чрезмерной сексуальности, как и в известном деле Макарова». Однако, по мнению квалифицированных специалистов, никаких «фаллических символов» и признаков «чрезмерной сексуальности» в рисунках ребенка в деле Макарова не было. Многократно обсуждалось, что хвост кошки, нарисованный ребенком, стал «фаллическим символом» лишь в искаженной интерпретации некомпетентного психолога, которая аналогичным образом тенденциозно находила и другие признаки повышенной сексуальности там, где они отсутствовали. Сожалея о том, что эти проявления некомпетентности были дезавуированы, рассказчица сокрушается, что «педофилы своего добились». Кого она имеет в виду? Специалистов, которые дали профессиональную оценку произведению недобросовестного «психолога»? В связи с этим высказывается сожаление и опасение, что теперь сложнее будет выводить на чистую воду педофилов. Неужели героиня считает, что это нужно делать любыми непроверенными средствами, руками неподготовленных и недобросовестных людей? Какими будут издержки в этом случае?
Не чужда героиня статьи и конспирологической версии, а именно предположения о том, что "дело Макарова" было сфальсифицировано и шито белыми нитками для того, чтобы общественность потом в каждом растлителе видела «невинно осужденного»». Так, значит, дело, в том числе «фаллические символы», признаки «чрезмерной сексуальности», - результат изощренной фальсификации со стороны все тех же педофилов! Остается только неясной роль в этом заговоре самого Макарова, который получил реальный длительный срок, а также непонятен механизм осуществления всего коварного плана.
Ситуация сложнее, чем представляется героине статьи. Похоже, она не в курсе, что наряду с многочисленными, к сожалению, случаями реального внутрисемейного сексуального насилия над детьми, возможны злоупотребления, оговоры, при которых пострадавшими могут оказаться ни в чем не повинные люди. Ведь в конфликтных ситуациях обвинить человека в подобных действиях легко. При этом если нет реальных доказательств, нет показаний ребенка, но есть идущее извне неподтвержденное обвинение одного из членов семьи, кто может упрекнуть других членов семьи в том, что они оказывают ему поддержку? Не следует, как делает это героиня статьи, отказывать им в этом праве.
Для разрешения проблем защиты прав, как пострадавших детей, так и других участников уголовного процесса, необходима четкая регламентация процедур и правил проведения следственных действий, обследований и экспертиз, качественная профессиональная подготовка специалистов, участвующих в этих процессах".

На наш взгляд, внимание в статье привлекает не столько упоминание "вырванных из контекста экспертных оценок" по делу Макарова, сколько констатация того, что "дело было специально сфальсифицировано...". Очень верно замечено: именно сфальсифицировано, и это признает автор статьи как факт, не вызывающий сомнения.

Благодарим психолога за неравнодушие и помощь!

Мария Эйсмонт, "Ведомости": "Под предлогом защиты детей"
delo_makarova
Легендарный мошенник Остап Бендер, призывавший сдавать деньги, чтобы «вырвать детей из цепких лап улиц», — абсолютный вегетарианец по сравнению с российской правоохранительной и судебной системой. Бендер отнимал лишь финансы, а наша система отнимает свободу, жизнь, здоровье, чувство собственного достоинства и веру в будущее. Под тем же предлогом заботы о детях.

Педоистерия в России достигла невиданных масштабов: то, что еще два года назад могло показаться перегибом и недосмотром, превратилось в избирательно карательную систему, с одной стороны, и национальную идею — с другой. Педофилы выявляются в больших и малых городах, в школах и больницах, среди чиновников, журналистов, учителей и врачей.

Во вторник Верховный суд подтвердил обвинительный приговор Антону Бойченко — электромеханику из Барабинска, вынесенный на основании явки с повинной, полученной под угрозами: 14 лет строгого режима. Молодой человек вызвал подозрение у девочки на автобусной остановке, чьей подруги недавно домогался какой-то извращенец. В итоге его сначала избили прохожие, потом арестовали полицейские, а судьи признали виновным в преступлении, во время совершения которого он был на работе в обществе пяти сослуживцев.

Многочисленные эксперты убеждены, что приговор «педофилу» Владимиру Макарову несправедлив: доказательств нет, дело сфабриковано. Но Макаров сидит третий год. Сидит и предприниматель Армен Багдасарян, дело которого о якобы сексуальных домогательствах к дочке любовницы оперативники и следователи закрывали четыре раза за отсутствием события преступления, но потом опять открыли по просьбе сверху, чтобы дать 10 лет строгого режима. Сидит врач «Скорой помощи» из Вельска Евгений Плешков — его падчерица, на основе показаний которой возбудили дело, несколько раз писала следователям, что хочет от них отказаться, потому что написала их из мести, а на самом деле он ничего плохого ей не делал, — следователи заявления не приняли и делу дали ход: шесть лет. Это только некоторые из многочисленных подобных историй.

Вопрос не только в том, что нарушаются права и калечатся судьбы многих российских граждан, хотя одного этого достаточно, чтобы всерьез заняться проблемой тем, кто декларирует приверженность торжеству законности и гуманизму.

Антипедофильская кампания была лишь первым звеном в цепи репрессивных мер под ханжеским предлогом защиты детей. Именем детей притесняются секс-меньшинства (закон о запрете пропаганды гомосексуализма), именем детей будут закрывать неугодные сайты и изыматься из продажи «неправильные» книжки (закон о защите детей от вредной информации), именем детей («закон имени Димы Яковлева») российское правительство теперь отвечает на «акт Магнитского», чьи дети — российские граждане — остались без папы из-за преступности одних членов системы и безразличия других. Этот же закон — хотя бы одним своим названием — рискует лишить других российских детей-сирот, особенно инвалидов и объявленных умственно отсталыми, возможности как можно быстрее получить приемных родителей-иностранцев.

Ответственное гражданское общество должно яростно противостоять манипулированию детской темой в интересах репрессивной системы. К сожалению, пока что голоса в защиту мнимых педофилов звучат очень тихо.

http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/362271/pod_predlogom_zaschity_detej

"Свобода и справедливость"
delo_makarova
"Свобода и справедливость" на Первом канале.
11 декабря 2012 год.
О деле Макарова с 17 минуты.
http://www.1tv.ru/prj/freedom/vypusk/19964

Аспирантка факультета юридической психологии Лейла Соколова
delo_makarova
18 октября в Московском городском психолого-педагогическом институте проходят "Коченовские чтения" - конференция психологов под эгидой Департамента образования Правительства г. Москвы. С докладом выступает Соколова Лейла Александровна, аспирантка факультета юридической психологии Московского городского психолого-педагогического университета (Москва) с темой "Вывоз ребенка с места постоянного проживания одним из родителей в ситуации острого семейного конфликта".
Скачать программу конференции можно здесь http://mgppu.ru/science/KIPNIR/ConferencMGPPU.php вторая строка в анонсах(Соколова на стр.8 программы)

О Нестеренко
delo_makarova
Карьера частного полиграфолога Игоря Нестеренко доказывает - суды принимают в качестве экспертизы любой бред. Главное - чтобы экспертиза была удобна следователю и, желательно, оплачена обвиняемым.

Следы в памяти, нужные следствию

В хорошо отработанном российской судебной системой процессе превращения гражданина из подозреваемого в осужденного особую роль играют эксперты. Призванные в теории помочь суду в установлении обстоятельств по делу, на практике они часто играют на стороне обвинения, выдавая нужные следствию результаты.

Такие “карманные” эксперты фактически неприкасаемы. Закон позволяет им быть некомпетентными: чтобы получить заказ на экспертизу, достаточно обладать “специальными знаниями” с точки зрения следователя. А порочная практика “заказных” и “палочных” дел гарантирует безнаказанность: оспорить некачественную экспертизу, признанную судьей допустимым доказательством, почти нереально.
Одной из луших иллюстраций этой проблемы можно считать карьеру частнопрактикующего полиграфолога Игоря Нестеренко, чья паталогическая непотопляемость вызывет недоумение даже у представителей силовых структур.
Из года в год в СМИ появляются новые свидетельства его недобросовестности и непрофессионализма, а в канцеляриях правоохранительных органов множатся жалобы и требования проверок его деятельности. Но Нестеренко продолжает быть востребованным следователями, и в российские колонии и тюрьмы прибывают все новые жертвы его детектора лжи.

Читать далее http://publicpost.ru/theme/id/2283/nesterenko/

"А судьи кот? Расследование Павла Лобкова об экспертах-нравозащитниках"
delo_makarova
Репортаж "А судьи кот? Расследование Павла Лобкова об экспертах-нравозащитниках"
Про дело Макарова начинается с 9:45 минуты.
http://tvrain.ru/articles/a_sudi_kot_rassledovanie_pavla_lobkova_ob_ekspertah_nravozaschitnikah-330640/

Год после вынесения приговора Владимиру Макарову
delo_makarova
Татьяна Макарова: "Часто вспоминаю, как в день задержания Володи следователь говорил мне: "Ну что вы так переживаете? Вы еще встретите нового мужчину, а мы погуляем на вашей свадьбе". Таким образом, меня, видимо, пытались успокоить: мол, подумаешь, какая печаль — мужа ни за что посадили, так других что ли мало? Им не понять, что выходят замуж не для галочки — как в их отчетах, и есть в жизни то, что они изменить не в силах. После того, через что пришлось пройти, муж мне стал еще ближе, и я горжусь им еще больше, чем раньше. Радуюсь, что находясь и в СИЗО, и в колонии, он находит поддержку, понимание и силы оптимистично смотреть в будущее. Горжусь своей семьей и окружающими меня людьми. Теми, в ком есть порядочность, неравнодушие и чувство собственного достоинства. Все то, чего им у нас никогда не отнять, а самим — похоже, уже не приобрести…"

Читать далее http://publicpost.ru/blog/id/16583/

Татьяна Макарова: "Настоящих педофилов наказывают мягче, чем липовых"
delo_makarova
Нынешний август оказался богат на педофильские истории. Некоторые из них выглядят сфабрикованными следователями. Но в большинстве случаев, ставших известными в этом месяце, характеризующее слово – педофильские – точно отражает суть.

На прошлой неделе многих, в том числе и меня, шокировала эта история. Мама девочки рассказывает, как Константина Крестова - человека, который совершил с ее дочерью то, что квалифицируется в уголовном кодексе как «насильственные действия сексуального характера» (плюс изнасилование другого ребенка) приговорили к 2 годам 4 месяцам колонии ОБЩЕГО режима. С учетом отсиженного, пока велось следствие и пока Крестов изображал из себя невменяемого, эта нелюдь выйдет на свободу уже в сентябре. Как говорится, встречайте все!

Читать далее http://publicpost.ru/blog/id/15993/

?

Log in